Александр Левинтов Онтологическая схема и онтологическая схематизация

Онтологическая и оргдеятельностная плоскости

В методологической практике считается банальным тезис о том, что обсуждаемая ситуация должна рассматривать в двух ортогональных плоскостях: онтологической («кто виноват?») и оргдеятельностной («что делать?»), при этом признается, что онтологическое пространство – первично.

В более рафинированных формах утверждается, что одна и та же схема может быть проинтерпретирована один раз как онтологическая, и другой – как оргдеятельностная.

При этом кардинальным различием онтологической и оргдеятельностной схематизации признается тот факт, что выделение позиций и, следовательно, обеспечение самоопределения относительно обсуждаемого обязательно только для оргдеятельностной схемы.

Ни специфической онтологической схемотехники, ни собственно онтологических схем не существует, несмотря на очевидное противоречие: имеющиеся средства схематизации в той или иной мере логизированы и логистичны, а любое онтологическое представление принципиально алогично (дологично, предлогично): при формулировании цели мы указываем на онтологическое пятно цели (например, яблоко), а затем – способ достижения этой цели (логику действия) – съесть, сорвать, купить, украсть, подарить и т.

п. яблоко. Относительно цели одинаково бессмысленно обсуждать только онтологическое или только логическое содержание цели.

Оргдеятельностная схемотехника и схематизация достаточно хорошо разработаны. Данная статья – не решая вопрос об онтологической схемотехнике и схематизации – ставит эту проблему и намечает некоторые ориентиры для ее решения или направления поиска.

Прежде всего, можно признать неоднородность онтологических представлений. Как наиболее очевидные, выделяются следующие типы онтологических представлений и соответствующих им схематизаций:

- перфектная схематизация

- нормативная схематизация

- теоретически обеспеченная схематизация

- прожективная схематизация

- этимологическая схематизация

Рассмотрим каждую из них.

Перфектная схематизация

Наиболее употребительна в проектной деятельности.

 Александр Левинтов  Онтологическая схема и онтологическая схематизация

В секторе «Прошлое» в ходе ситуационного анализа производится процедура отделения совершенного и несовершенного прошлого, а в ходе последующего анализа ситуации – перфектизация совершенного прошлого или – онтологизация прошлого, доведение его до совершенных, перфектных форм, освобожденных от актуальности, злободневности и присущей им случайности. Только благодаря онтологизированному, перфектному прошлому можно переходить к собственно проектной работе.

Нормативная схематизация

На той же схеме перфектизация может быть заменена нормировочной онтологизацией. В этом случае «шаг развития» будет заключаться в смене прошлых норм на нормы будущего. При этом сама нормативная онтологическая работа имеет черты иконизации, опрокидывания перспективы за счет «взгляда по нормали».

Нормативная онтологическая схема рисует должный мир, мир, каким он должен быть.

Теоретически обеспеченная схематизация

Теория не вытекает ни их прошлого, ни из опыта (но может быть верифицирована, подтверждена опытом, согласно К. Попперу). Она возникает в противоречии, несогласии, опровержении, фальсификации предыдущей теории. И всякая теория не есть совокупность и последовательность логически обеспеченных доказательств, но прежде всего – новая онтология, благодаря которой «мир на самом деле», овеществляемый мир становится нам ближе и понятней.

Теоретическая работа лежит в секторе несовершенного настоящего (а другого настоящего и не существует), тем самым еще раз подчеркивая имперфектность, несовершенство любой теории, признаваемой за истину только в настоящем времени.

Прожективная схематизация

Также лежит в «Настоящем» и никак не соотносится с «Прошлым», хотя, строго говоря, самые смелые мечты и прожекты – самые древние мифы и чаяния, забытые, погребенные или перезагруженные в сказки и другой фольклор.

Прожективная онтология – онтология мира, каким мы хотим его видеть. В этой модальности он противоположен модальности долженствования нормативной онтологии.

Этимологическая схематизация

«Изначальный смысл слова истинен» – эта установка была провозглашена ещё Платоном (Сократ в одном из диалогов рассказывает, что истинный смысл слов принадлежит богам, укрывавшим этот смысл от людей, однако гении в Золотом веке открывали людям эти изначальные смыслы). Современные филологические герменевты твердо придерживаются этой же , весьма симпатичной и легко объяснимой точки зрения.

Этимологически слово «развитие» восходит к «свитку» и представляет собой процесс разворачивания этого свитка, скрывающего в себе некий текст. Искусственной составляющей развития являются воля (любопытство, интерес) открытия нового и само это открытие, разворачивание, а также прочтение и понимание разворачивающегося текста. Естественной составляющей является сам текст. Кем и когда он написан? С какой целью? Кто автор? – нам не дано знать. Развитие – новое только для нас, но не для автора. Самое же ужасное – мы не умеем свивать эти свитки, представляющие собой настоящие ящики Пандоры: мы невольны в последствиях развития, но мы повинны: зачем мы разворачивали свиток?

Этимологическое понятие развития обнаруживает нашу инфантильность, нашу детскую беспечность и надо благодарить Всевышнего, что среди нас есть осторожные экологи, историки, географы, говоря вообще, гуманитарии и антипрогрессисты, выступающие в функции тормозов развития. Это не значит, что они должны быть доминирующими, но очень важно их дозированное присутствие и их право вето на те или иные направления развития: есть свитки, которые лучше не разворачивать.

Этимологическая схематизация разворачивает последовательность и площадь «водосбора смыслов» схематизируемого от истоков до сегодняшних представлений, будь то дельта, эстуарий, лиман, гаргулья, жерло, понизовье или любая другая устьевая конструкция впадения в океан нашего презенса.

Принципиальные отличия онтологической схемы от оргдеятельностной

Итак, онтологические схемы – схемы мира или отдельных его фрагментов. И потому они предельно индивидуальны, отражая персональное видение мира. Этим объясняется тот факт, что, если оргдеятельностные схемы, как правило, не требуют пояснений и интерпретаций, то онтологические непременно сопровождаются текстом. Более того, онтологически схемы могут быть прочитаны, проитерпретированы и поняты многажды.

Так, наскальная живопись читается как оргдеятельностная схема организации охоты, и она же, но как онтологическая, – и как сакральное изобразительное заклинание, и как тренажер, и как ритуальное шествие тотемного животного, и как запечатление охоты, и как… – и это будут весьма разные сопровождающие тексты.

Мне вспоминается характерный случай: это было на ОДИ-24 в Одессе. Это была моя вторая игра в жизни, а для Гены Копылова – первая в статусе игротехника. Несмотря на наши старания, содержательно у нас ничего не получалось. Настал последний день, день заключительных докладов, от которых уклониться было нельзя. По пути в зал Гена дает мне плакат с какой-то схемой: «Это тебе мой подарок», после чего пытается объяснить, что там на этой схеме, однако я ничего не понимаю от волнения и даже не могу вглядеться в нее.

ГП вызывает меня где-то в середине списка групп, я вывешиваю схему Копылова и начинаю лепетать, по ходу импровизируя свой доклад и понимание непонятной мне схемы. ГП, зная мою особенность не говорить перед аудиторией, а именно лепетать, начинает громко интерпретировать мои слова и говорить совсем не то, что я говорю, но очень интересно читая схему Копылова. Ситуация была спасена, но после доклада Гена и я согласились с тем, что все три участника ситуации имели совершенно разное содержание. Надо ли при этом говорить, что все трое приписали этой схеме онтологический статус?

Онтологическая схемотехника гораздо свободнее в выборе графем. здесь уместна и цветовая схематизация и появление нестандартных, необычных, но выразительных элементов. Важно то, что оргдеятельностная схема взыскует к фрагментации, например, операциональной последовательности (алгоритмизация), а онтологическая ориентирована на целостность видения, синтез фрагментов в единое целое. В связи с этим в оргдеятельностной схематизации следует избегать избыточного и излишнего, в онтологической – недостаточного.

Важнейшая реакция на онтологическую схему – очарование. Очарование новым миром или новым видением мира. И здесь вопросы «зачем?», «почему?» неуместны, но вполне законны «что?». «кто?», «какой?» и им подобные.

И, наконец, онтологическая работа, онтологизация, онтологическая схематизация не предполагает ни в самой себе, ни в своих последствиях никакой технологизации и тянущейся за технологиями автоматизации: даже если это и возможно, оно должно быть запрещено по моральным соображением и по мотивам гуманитарной охраны от замещения человека в интеллектуальной сфере совершенными, но бездушными существами, нашими же порождениями.

Картина дня

наверх